моё имя стало эхом (bodhishatva) wrote,
моё имя стало эхом
bodhishatva

Category:

День за днём или хы-хы

Hастелив на арбу мягкой рисовой соломы и прикрыв ее дорожным ковриком. Ходжа Hасреддин долго носил из дому разные узлы, корзины, сумки; наконец из калитки вышла Гюльджан, а за нею цепочкой, по росту,- семеро, и все - сыновья.
Возница встрепенулся, приосанившись в седле, крепче упер ноги в оглобли, взмахнул плетью, показывая всеми этими движениями, что он - готов, и опять задремал, по опыту зная, что еще не скоро скажут ему: "Велик аллах над нами; ну поехали!" А кобыла даже и не просыпалась, только переменила ногу, осев теперь на правую сторону.
Ходжа Hасреддин помог жене взобраться по спицам колеса на арбу, затем передал ей всех сыновей, крепко целуя каждого на прощанье. Hа арбе образовался многорукий пестроголовый клубок, издающий писк, визг и вопли, а посередине, как наседка над цыплятами, восседала озабоченная и в последнюю минуту взгрустнувшая Гюльджан.
- О мой дорогой супруг, хорошо ли ты запомнил мои поручения?
- Запомнил, все запомнил, о роза моего сердца! Во-первых, отнести меднику в починку дырявый кум-ган, во-вторых, прочистить дымоход, в-третьих, отдать мяснику долг, шестнадцать таньга.
- И еще - забор,- напомнила Гюльджан, указывая на широкий пролом в глиняном заборе, возле калитки.- Обязательно почини забор.
- Я примусь за него сегодня же, как только провожу вас. Hе задерживайся в Бухаре слишком долго, о свет моих очей!
- Мы вернемся ровно через три месяца. Снова началось прощанье - объятия, поцелуи, писк, визг и вопли; Ходжа Hасреддин в суматохе никак не мог уследить, какого из сыновей он поцеловал дважды, а какого пропустил, и в десятый раз принимался целовать всех снова.
Между тем солнце поднялось высоко, утренние легкие тени сменились дневными, короткими и резкими, возница выспался, кобыла застоялась - пришло время трогаться.
- Велик аллах над нами; ну - поехали! дрогнувшим голосом сказал Ходжа Hасреддин.
- Велик аллах!- ответил возница, и арба, скрипя, качаясь, медленно ворочая свои огромные колеса, двинулась в путь.
Ходжа Hасреддин шел сзади. Миновали переулок, миновали знакомый тополь, что выбросил уже листья и навис легким зеленым облаком над дорогой.
Миновали базарную площадь; недалеко осталось до городских ворот.
Гюльджан сказала мужу:
- Если ты задумал провожать нас до самой Бухары,- садись уж лучше рядом со мною.
Он поблагодарил ее улыбкой за эту шутку, остановил арбу, в последний раз перецеловал семейство - от Гюльджан до самого маленького... И долго потом стоял на дороге, глядя вслед уезжавшим; наконец арба скрылась за поворотом, ее скрипение затихло,- он остался один.
Задумчивый и грустный возвращался он домой, вспоминая слова Ибн-Хазма: "В разлуке три четверти горя берет себе остающийся, уходящий же уносит всего одну четверть".


Леонид Соловьёв - Очарованный принц
Subscribe

  • День за днём

    Перед выходными был мрачен. Но 300-400 грамм самогона в день и плодотворная работа вернули мне моё обычное состояние. Счастье в труде, всё-таки.…

  • День за днём

    Чего-то опять устал. Такое чувство, что кроме меня ничего никому не надо. Так-то оно так и есть, но не настолько же! На кладбище что ли пойти…

  • День за днём

    Ездили в Альметьевск на выходные к родственникам. Люблю Альметьевск. Люблю родных. Только дядька болеет сильно, а лечится не хочет. Как будто не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments