моё имя стало эхом (bodhishatva) wrote,
моё имя стало эхом
bodhishatva

- Скоро мы расстанемся, - сказал Лисёнок, устраиваясь рядом с Ликвидатором. – Мне осталось рассказать тебе совсем немного, и если ничего не случится, я приду к тебе ещё два или три раза.
Какое-то время они просто молча смотрели на небо. Молчать тоже было хорошо. Ликвидатор думал о том, что на этой планете, пожалуй, самое красивое небо. Те же звёзды… но в этой Галактике они завораживали. Не хотелось думать, почему так, хотелось просто смотреть.
- Всё живое стремится к счастью… всё… - Лисёнок начал потихоньку говорить, не спеша, как будто тоже засмотрелся на небо и не мог собраться с мыслями. - Многим сложно это сделать в одиночку, и они собираются… Ты меня слышишь?

-Да.
- Мне тоже нравится смотреть на небо, я бы так и просидел с тобой здесь до утра, но времени у меня почти не остаётся, поэтому, пожалуйста, слушай внимательно.
- Да, говори. Я просто не могу привыкнуть… не могу насмотреться. Это так красиво. Я, наверно, сюда вернусь, после того как перестану…
- Как перестанешь убивать?
- Не хочется сейчас думать о работе, звёзды… они такие…
- О, да ты романтик!
- Не знаю, что значит это слово.
- Не важно, может быть, скоро и узнаешь. Сейчас разговор не об этом. Слушай. Всё живое стремится к счастью. Всегда. В любом состоянии. И чтобы быстрей и легче его достичь - собираются с себе подобными или не совсем с себе подобными. Стараются, во всяком случае. Собираются в стаи, стада, города - или просто в группы. С одной только целью – достичь счастья. И, знаешь, многие достигают. Но есть и те, кто так и не узнал что это. И всегда находятся причины… много причин. Одна из них - это «Я». Очень распространённая причина или даже преграда на пути. Чаще всего ей подвержены те, кто ходит на двух ногах.
- Как это?
- Возьмем хотя бы твой отряд. У вас есть задание, вы его выполняете. У вас есть методика его выполнения, которую разрабатывали и отшлифовывали не один десяток лет. А теперь представь, что кто-то (может быть и ты) вдруг решил, что лучше знает, как все это делать.
- И что тогда?
- Тогда произойдёт сбой в отлаженном механизме, как если бы пули, которые ты выпускаешь, вдруг полетели не в цель, а в тебя. То же самое и здесь. Кто-то решает, что он знает лучше других. Точнее, решает его «Я», которое хочет, чтоб его все увидели. Постарайся это понять и запомнить.
- Не совсем соображаю, что я должен понять и запомнить
- Хорошо, вот пример для тебя, пожалуй, самый понятный. Посмотри на своё оружие. Оно создано, чтобы убивать, убивать – его счастье. Оно состоит из разных деталей, и без любой из них оно не сможет убивать качественно. А теперь представь, что прицельная планка решила, что лучше магазинной пружины умеет доставлять патроны в ствол. И что тогда будет?
А будет вот что - цели ты не достигнешь.
- Хорошо, но если с оружием ты прав, то пример с отрядом неудачный.
- Почему? Если в нём каждый на своём месте, то вполне удачный. Я просто хочу тебе объяснить, что каждый в своём механизме должен чётко знать и выполнять присущую ему роль и обязанности. Женщины рожают детей, вожаки стаи знают, где лучшая охота, а прицельная планка помогает наводить ствол на цель.
- Тебя послушать, так стоит только всем выполнять свои функции, и будет счастье?
- Конечно, а ты разве сам не видишь? Ваш отряд всегда чётко выполняет задание, в этом счастье отряда, твоё оружие убивает, это счастье оружия. Это же просто. Что может помешать в таком случае? Да ничего!
- Ну не знаю… мало ли... случайность какая-нибудь.
- Случайность?! Случайностей не бывает! Давай рассмотрим простой пример: ты стреляешь в цель - вот в это дерево. Не целясь. И попадаешь. Это случайность?
- Можно сказать, да…
- Но ты же стрелял в него, где же случайность? Ты опытный стрелок, ты учился стрелять, ты попал.
- А если б я стрелял в одну цель, а попал в другую, то я бы попал в неё случайно, ведь так?
- Нет! По сути, ты просто не попал туда, куда целился, всё остальное не важно! Ты промахнулся, не выполнил задание, и пытаешься оправдаться перед самим собой. Отвлечь своё внимание. Учись трезво и правильно оценивать свои действия. У любого из твоих стараний есть два варианта: получилось или не получилось, всё остальное не имеет значения. Ты когда-нибудь стрелял с намерением «случайно» попасть?
- Нет…
- А, может, знаешь кого-нибудь, кто так делает?
- Нет…
- Вот видишь. Никто ничего не делает «случайно». Но люди нередко стремятся оправдать этим своё поражение. А твоя точная стрельба зависит только от твоего мастерства, опыта и исправности оружия. И это применимо ко всему. К любой ситуации. А теперь давай помолчим, я больше ничего не хочу тебе сегодня рассказывать…
И они ещё долго сидели рядом, смотрели на звёзды и слушали тихую песню костра.

- Привет, – сказал Лисёнок.
Ликвидатор в ответ молча кивнул головой, внимательно наблюдая за зверьком.
– Пойдём шулять… то есть, гулять, я оговорился. Я никогда ни с кем не гулял. Я вообще никогда не гулял, и сегодня у меня единственная возможность, не хочу потом жалеть об этом.
- Пойдём, – согласился Ликвидатор.
Они шли по выжженной местности, и если под ногами Ликвидатора изредка что-то хрустело, то Лисёнок передвигался абсолютно бесшумно.
- Расскажи сегодня что-нибудь ты? - попросил зверёк. - А я тебя послушаю…
- Не знаю, с чего начать… Я привык к тебе, как будто всегда тебя знал, и ты всегда был со мной. Когда ты со мной, мне спокойно, я становлюсь целым. Но я знаю, что ты скоро уйдёшь… навсегда уйдёшь. Мы больше никогда не увидимся, а я постараюсь запомнить это ощущение целостности, и буду стремиться к нему.
- Мы не расстанемся, я - это ты. Забыл?
- Не забыл. Я знаю, в моём сердце ты всегда со мной . И будешь там, и был там, и есть. Но вот то, что больше мы никогда не сможем встретиться, поговорить, улыбнуться друг другу... Хотя так и было задумано, да? Правда?
-Ага, - улыбнулся Лисёнок. - Так и было задумано, но мы встретились, и это была добрая встреча. Я всегда буду с тобой, я и есть ты – не забывай!
-У меня никогда не было такого друга.
- Да уж, называть другом самого себя… Ты с ума не сходишь?
- Знаешь, иногда кажется, что схожу, и мне становится страшно…
-Это не самое страшное, гораздо страшнее, когда сходят с ума рядом с тобой, особенно люди, которых ты любишь. На твоих глазах. Это очень страшно, страшнее чем смерть - не твоя, конечно. Смерть не страшна, если правильна жизнь, мы говорили об этом. Но когда у тебя на глазах сходят с ума, и в тебе борются разум, говорящий что человек нездоров, и любовь, которая до сих пор видит его здоровым… вот это страшно. От беспомощности.
-Откуда ты всё это знаешь? Если ты это я, то ты не должен этого знать, потому что я этого никогда не видел!
-А, может, я тебя обманул, и на самом деле я настоящий? Успокойся, мне, конечно, и самому хотелось бы быть настоящим. Но я фантом, пусть и очень похожий на реальность. Меня не было, нет и не будет. А знаю я всё это, потому что мы с тобой - часть единого целого, Вселенной. Нам всё открыто. И если ты когда-нибудь разгребёшь те завалы, что приобретал всю жизнь, и очистишься от всего лишнего - для тебя не будет секретов. Так же как, допустим, твоя голова знает всё о твоей ноге, потому что твоя голова думает, что она - голова, и всё. А едва она начнет думать о себе как о чем-то большем или же чем-то меньшем, нежели то, чем она является на самом деле - у неё начнутся проблемы. И у тебя, соответственно, тоже, потому что голова – часть тебя... Пойдём обратно…Пора…
Они развернулись и пошли
- Если хочешь, я сегодня буду спать с тобой рядом,- сказал Лисёнок - как настоящий, потому что сегодня последняя ночь, а завтра последний вечер, когда мы видим друг друга
-А у меня есть выбор? – удивился Ликвидатор
-Выбор? Выбор есть всегда, о нём мы, кстати, и поговорим завтра в последней беседе. Вот уже видно костёр, дальше ты пойдёшь один, надеюсь, не заблудишься.
-Завтра в самом деле последний раз?
-Да – и обычно ярко-зелёные глаза Лисёнка потемнели- Последний… Мне тоже невесело, мне тоже нравилось с тобой. Пусть ты всегда можешь найти меня в своём сердце, но быть "настоящим" гораздо лучше… И виднее… со стороны. До завтра!
-До завтра – сказал Ликвидатор и, не оборачиваясь, пошёл к лагерю….

Весь день Ликвидатор испытывал непонятную и редкую для себя тоску. Что-то похожее было в детстве, таком далёком и кажущемся нереальным. Тогда после коротких каникул надо было снова продолжать обучение, и было ощущение, что заканчивается что-то правильное и прекрасное. Вот и сейчас оно было - ощущение завершения цикла, цикла, который нельзя будет пройти заново. Ликвидатор всегда жил без права на ошибку.
Сегодня он будет прощаться с Лисёнком. С фантомом, которого нет и не было. С какой-то частью самого себя, может быть, с лучшей частью. Но так воспринимать зверька было очень сложно. Он стал почти настоящим. Видимо, это было специально - очередной жизненный урок, учивший радоваться моменту, а не грустить о будущем. «Да будет так», - подумал Ликвидатор, и до самого вечера больше не думал о Лисёнке. Ликвидатор работал.
Смеркалось. Сидя у костра, Ликвидатор чистил оружие, это помогало ему меньше нервничать в ожидании. Осмысливая чувства и эмоции, он размышлял о своей неподготовленности к другой жизни. Он умел только убивать и делал это мастерски, спокойно и качественно. Но все прочее, например, ожидание кого-то, как сейчас, выводило его из равновесия. Как человек неглупый, он понимал, что дальше будет хуже, и боялся представить, каково придётся общаться с реальными существами, а не с фантомным Лисёнком…

- Привет, - сказал Лисёнок.
- Привет, - не поднимая головы, ответил Ликвидатор.
- Я пришёл.
- Я вижу,
- Ты почему такой?
- Какой? Я всегда такой!
- Ладно… Пусть такой, не хочу с тобой спорить, просто скажу, что должен, и мы попрощаемся. Мне тоже не хочется прощаться, но это не повод вести себя так…
- Извини, я тебя внимательно слушаю, я как раз закончил чистку, - и Ликвидатор стал убирать оружие в чехол.
- Далеко не убирай, оно тебе ещё может пригодиться сегодня.
Ликвидатор замер.
- Зачем? Я больше не должен убивать сегодня.
- Узнаешь, имей терпение. Я должен рассказать тебе о выборе и ещё…
- Погоди, прежде чем ты начнёшь рассказывать, можно мне задать один вопрос?
- Конечно, я знаю о чём ты хочешь спросить. Спрашивай.
- Ты говоришь, что к любому Ликвидатору приходит он сам, например, под видом лисёнка в моём случае - но почему я никогда о таком не слышал?
- Сам подумай. Во-первых, со сколькими Ликвидаторами, ушедшими на покой, ты общался? Ты же имеешь дело только с действующими. Во-вторых, как по-твоему, ты бы поверил, если бы кто-нибудь рассказал тебе, что общался с существом, которого никогда не видел? С тем, кого на самом деле нет? А вот третью причину ты узнаешь чуть позже, потерпи…
- Хорошо, я тебя слушаю.
- Я расскажу тебе о выборе. О выборе, который есть всегда. Чаще всего варианты выбора кажутся неравнозначными. Как говорили на этой планете, синица в руке или журавль в небе. И не всегда понятно, что лучше - простое и легкодостижимое или же нечто труднодоступное, но более правильное. А ведь иногда бывает так, что другого шанса не выпадает, и приходится выбирать быстро и навсегда. Настоящий выбор, который реально может что-то поменять, приходит извне. Это может быть что угодно, но чаще всего выбирать нужно между привычной жизнью и переменами. Дело в том, что не всегда понятно, к чему эти перемены. И страх перед ними успокаивает жажду НАСТОЯЩЕГО выбора. Это непросто, очень непросто. Часто бывает, что тот, у кого есть выбор, останавливается на полпути только из-за слабости или страха что-то менять. Или просто устаёт ждать. Или у него пропадает вера в то, что всё возможно. Не надо таких обвинять. Не надо… Просто иногда вера тает, как снег под окном.
- Не совсем понимаю, о чём ты говоришь. Может, у меня никогда не было выбора? Я жил и старался вести себя безупречно, выполнять свою работу…
- Сегодня у тебя будет выбор. Сложный выбор. И заодно ты поймёшь ещё одну, может быть, главную причину того, почему ты не слышал о таких, как я. Я дам тебе выбор, я просто обязан тебе его дать. Условия будут жёсткими, но честными. Иногда, кстати, бывает, что можно что-то изменить даже после выбора, попробовать начать сначала - но получается такое редко, потому что выбор делается один раз, хоть и очевидно это не всегда. Ладно, сейчас всё равно не тот случай. Сегодня выбор должен быть однозначным и быстрым. Но, думаю, ты справишься. Возьми своё любимое оружие.
- Зачем?
- Сейчас узнаешь. Скоро, уже очень скоро мы с тобой расстанемся. Я повернусь, уйду в темноту, и через какое-то время ты про меня забудешь, забудешь наши встречи и наши разговоры.
- Но я не хочу! Я хочу помнить всё, что ты мне рассказал и чему научил – но прежде всего я хочу помнить тебя!
- А ты действительно этого хочешь? Вот тебе, кстати, и ответ, почему ты про нас не слышал. Про нас просто забывали, ведь без нас легче жить.
- Да, хочу, я знаю, что мы больше никогда не встретимся и не будем шулять по лесу, как вчера, но помнить тебя я хочу! И всё, что ты мне рассказывал - тоже!
- Ну, раз хочешь... Тогда я скажу. Чтобы не забыть нашу встречу, ты должен меня убить. Ликвидировать.
- Нет! Почему?
- А чего ты боишься? Я же ненастоящий, это просто обряд.
- Я боюсь… Я боюсь, что ты настоящий, и из тебя пойдёт кровь.
- Ты боишься? Скольких ты убил, не задумываясь и не сомневаясь? А если кровь пойдёт – наоборот хорошо, тогда ты точно меня не забудешь. И я тебе не скажу, сколько таких, как ты, испугались стрелять по той же причине, и сколько просто хотели всё забыть.
- А если ты настоящий? А если ты не Я, а сам по себе?
- Может быть, загляни внутрь себя. Это ВЫБОР. И он исходит извне, пусть от меня, но извне. И так бывает. Скоро я повернусь и уйду. Скроюсь во тьме, и ты начнёшь меня забывать.
- Нет… Пожалуйста!
- Да! И не бойся. Стреляй, если не хочешь меня забыть, или позволь мне уйти, чтоб вскоре и не вспомнить обо мне.
Ликвидатор взял в руки свою верную винтовку, посмотрел на притихшего Лисёнка, который не отводил от него своих зелёных глаз. И задумался...

Конец


автор Роман Ариткулов
редактор Мария Новокшенова
Уфа-Москва-Уфа 2007г
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments