моё имя стало эхом (bodhishatva) wrote,
моё имя стало эхом
bodhishatva

Что-то стало в нём меняться… Ликвидатор ещё сам не понимал, что. Но он уже не был тем, кем высадился на эту планету, так похожую на десятки других. Монотонность его жизни нарушилась. Вопросы, о которых он не задумывался никогда, вдруг становились очень важными. И, глядя на себя со стороны, Ликвидатор пытался проанализировать, что же в нём поменялось, что заставило его по-настоящему сосредоточиться на себе.
- Скорей бы вечер, - всё чаще думал он.
Вечер настал как всегда спокойно и неотвратимо. Подыскивая место для лагеря, Ликвидатор наткнулся на отличную полянку, на которой уже сидел Лисёнок и улыбался:

- Ты давай разводи костер, а я буду тебе рассказывать. И сегодня я расскажу тебе о любви.
Любовь – это основа всего существования. Всё что было, есть и будет, держится на любви и её разнообразных проявлениях. И во мне есть любовь (а, значит, и в тебе), только ты ей не пользовался. Любой живой организм, попадая в несвойственную ему среду, начинает мимикрировать. Возьмем, например, тебя: чтобы убивать, любовь не нужна, тут нужны другие качества, и, кстати, у меня их нет. Не мой уровень. Хотя с какими-то проявлениями любви ты встречался. Вспомни женщин на перевалах и планетах подскока. Некоторые из них тебя любили. Я знаю, поверь. Но ты просто брал что хотел и шёл дальше. Шёл убивать. В твоей жизни любовь была не нужна. Но скоро всё изменится. И тебе придётся вспоминать, как это – любить. Вряд ли у тебя получится сразу. Скорее всего, сначала будут любить тебя, а ты… Вот теперь слушай внимательно: когда ты встретишь женщину, которая тебя полюбит - ничего не проси у неё. Ничего и никогда.
- Почему?
- Она сама тебе всё отдаст. Всё что тебе нужно. И знай, если любят тебя, видят меня. Цени это, цени дар разглядеть в заляпанной кровью душе твою первоначальную суть. Всячески оберегай таких людей, их не так много будет на твоём пути. Относись к ним очень внимательно и старайся облегчить их жизнь всем, чем можешь.
- Но зачем?
- Если будешь задавать много вопросов, я начну врать, просто чтоб развлечься. Сиди и слушай. Пойми, люди, которые тебя любят – это обратное зеркало. В их сердце ты отражаешься таким, каким должен быть, какой ты и есть на самом деле, если с тебя снять доспехи и прочий хлам, что ты накопил, шатаясь с планеты на планету. Если ты до сих пор не понял, зачем тебе это, просто делай как сказано, ради меня. Меня мало кто способен увидеть, и виноват в этом ты и твой образ жизни…
Голос в голове звучал всё громче, набирая силу:
- …мы и есть любовь… доброта… сострадание… И если бы об этом никто не забывал, тебе и таким как ты не пришлось бы заниматься тем, чем вы занимаетесь.
Потом ты сам научишься любить, а, точнее, вспомнишь как это. Это прекрасно, это - естественное состояние всего живого. Не бойся. И помни: любовь не может быть невзаимной или взаимной, несчастной или счастливой. Она просто есть, и она должна быть. Всегда.
Мне пора, на сегодня, пожалуй, хватит. У нас с тобой не так много времени, мы встретимся ещё несколько раз, и всё. Я должен рассказать тебе о некоторых важных вещах. И я расскажу, а потом…. Сам увидишь, что будет потом.
И Лисёнок скрылся среди обгоревших деревьев.
Ликвидатор смотрел ему вслед и думал, что же в этот момент делают другие, такие же, как он, Ликвидаторы. С этой мыслью он и уснул.

Ликвидатор работал. Сегодня он был в маске со специальными датчиками слежения. Эти маски они между собой презрительно называли «мамкины глазки». Они помогали засекать все живое, которое требовалось уничтожить. Опытные Ликвидаторы, к которым он относил и себя, их не использовали. Считалось, что это игрушка для начинающих и молодых. Но сегодня для использования маски у него были причины.
Он не мог плохо выполнять свою работу. Для качественного и полного уничтожения всех жизненных форм ему требовалось отличное зрение. А сегодня в его глазах стояли слёзы. Сегодня сообщили, что его Наставника больше нет в живых. Разум отказывался поверить - этот весёлый и подвижный человек казался бессмертным. Но Ликвидатор поверил сразу, как будто сам всё увидел. Он не встречался с Наставником практически с самого выпуска. Забегал только однажды, после первой своей командировки. Всё время в отпуске хотел заехать, похвастаться своими успехами, пожать руку и сказать спасибо, но всегда находились какие-то причины, которые казались сейчас смешными, и он ограничивался приветами через общих знакомых. Теперь Ликвидатор вновь пытался придумать себе оправдание того, почему же он так ни разу и не навестил Наставника. Самым главным оправданием было то, что Наставник его, поди, и не вспомнит, мало ли кого он учил за свою долгую жизнь. Но на самом деле Ликвидатор всегда знал - вспомнит. В любом состоянии. До Ликвидатора доходили слухи, что Наставник стал много пить в последнее время, после того как его отлучили от воспитания курсантов, а, точнее, просто выкинули на улицу, внедряя новые методы подготовки. Итог – нелепая смерть.
Ликвидатор убивал. Убивал и вспоминал, как они, курсанты его группы, гордились своим Наставником, рассказывали про него легенды друг другу и бесконечно любили его - за то, что он никогда не кричал на своих учеников, всегда шутил и шуткой воспитывал, а когда они по молодости хулиганили, защищал их перед представителями закона. Для многих он был вторым отцом. И вот его нет.
Ликвидатор плакал, не стесняясь своих слёз. Он оплакивал Наставника, оплакивал свою глупость и лень, которые не позволили ему всё-таки встретиться с учителем, когда была возможность. И всё больше и больше он плакал от страха. А что будет с ним, когда закончится его очередь убивать? Чем тогда ему заниматься? И кто даст гарантию, что он, уже-не-Ликвидатор, будет кому-нибудь нужен? Конечно, пожизненная пенсия и прочие блага позволяли жить безбедно, но всё это было и у Наставника. Просто он стал никому не нужен. И весь его богатый опыт по воспитанию убийц-профессионалов, вся его энергия ушли на саморазрушение.
Ликвидатор остановился. Внезапно он осознал, что, задумавшись, пропустил целый квадрат. Надо было возвращаться и начинать сначала. Независимо от причин, свою работу следовало выполнять безупречно, оправданием некачественной зачистки не могло служить ничто. К тому же в данной ситуации это значило бы осквернить светлую память о Наставнике, который и учил его убивать. Значит, нужно убивать, даже скорбя об учителе.
А что об этом сможет рассказать Лисёнок?

Вечером Ликвидатор не дождался Лисёнка. Поужинав, он лежал у костра, смотрел на звёзды и вспоминал Наставника.
Ночью, во сне, к нему пришёл Лисёнок, не такой весёлый, как обычно. Они встретились в осеннем лесу, и неправдоподобно зелёные глаза зверька светились особенно ярко
- Здравствуй, - сказал Лисёнок.
- Здравствуй, – сказал Ликвидатор.
- Я пришёл к тебе во сне, так мне легче рассказывать о том, что тебе предстоит узнать. Снами можно управлять, этому стоит поучиться, но тут уж ты сам, без меня, в другой раз. Ты потерял близкого тебе человека, своего Наставника - и думаешь, что потерял его сегодня. А на самом деле? Как по-твоему? Когда бы ты его увидел, если б он остался жив? Нам бывает грустно, когда умирают близкие люди, нам всегда кажется, что мы грустим и плачем по ним. Но очень часто это не так. Почти всегда мы плачем по себе - от обиды, от эгоизма, от жалости и осознания собственной лени. Вот смотри…
Они перенеслись в дом, посреди которого стоял гроб. В гробу лежал молодой человек с печальным лицом. Вокруг покойника стояли плачущие люди, видимо, его семья.
- Наблюдай, а я буду тебе рассказывать. В гробу лежит человек, который покончил жизнь самоубийством по причине слабости духа и нежелания сражаться дальше. Он считал, что никому не нужен, и никто его не понимает. Вот стоит его мать, посмотри, как она убивается и клянёт себя, что не уберегла сына. Но если бы она заглянула в свою душу поглубже, то вспомнила бы, как ленилась лишний раз улыбнуться сыну, спросить, как у него дела - просто так, без всякого повода. И сын чувствовал себя ненужным матери. Вот стоит отец, у которого были дела поважнее, чем в детстве запускать с сыном кораблики в весенних ручьях, а после обсуждать с ним его успехи. Так можно сказать про любого, кто стоит сейчас здесь. И обрати внимание на лицо покойного. После смерти он узнал кое-что, и это отразилось на его лице
- Что же это?
- Это знание о жизни и смерти. Теперь смотри снова…
И они перенеслись в другой дом. В нём тоже стоял гроб, в котором лежала пожилая женщина. Но на её лице было умиротворение. Вокруг этого гроба тоже стояли люди. Лица их были печальны и немного торжественны.
- Разницу видишь?
- Конечно, здесь старуха, и никто не плачет, там юнец, и все в слезах.
- Это кто тебя так научил? Ты как будто поле боя оцениваешь!
Но тут Лисёнок заметил, как погрустнело лицо Ликвидатора, и понял, что неосторожно напомнил ему о Наставнике
- Извини.
- Всё в порядке, продолжай.
- Дело не в том, что здесь старуха, а там молодой. Обрати внимание на лица - как покойницы, так и людей. Могу тебе сказать, что эта женщина прожила свою жизнь в любви и внимании, воспитала детей, понянчила внуков, и умерла, когда пришло её время. И все вокруг понимают, что пришло её время. Поэтому никто из уважения к её жизни не устраивает истерик. Умиротворение на её лице свидетельствует о том, что она всё сделала правильно. О чём и узнала после жизни. И это тоже знание о жизни и смерти – а именно, что эту жизнь она прожила правильно
- Что значит - «эту»? Разве есть и другие?
- А ты не веришь?
- Не знаю…я всегда думал…то есть, никогда об этом не думал…
- Не думал… Конечно, когда тебе об этом думать. Давай-ка уйдём отсюда, всё, что было нужно, ты увидел.
И они снова оказались в осеннем лесу
- Теперь слушай, вопросы рождения, жизни и смерти очень важны. Тем более, что процесс этот закольцованный, во всяком случае, пока, для нас с тобой.
- А где доказательства? Как это объяснить?
- Ты помнишь своё рождение? Как ты появился на свет?
- Нет.
- А как же тогда, если не помнишь, ты можешь утверждать, что родился в первый раз? И почему все так боятся смерти?
- Не знаю.
- Я знаю, что ты не знаешь - чтобы убивать, этого знать и не нужно. Поэтому слушай. Большинство существ помнит свои предыдущие смерти подсознательно, именно поэтому перед смертью есть страх. Даже не совсем перед смертью, а перед посмертным знанием о том, что это не в первый раз. Когда перестанешь скитаться по планетам и начнёшь общаться с кем-то, кроме таких же Ликвидаторов - заметишь, что к смерти, в том числе и собственной, у всех разное отношение. Вспомни лица наших покойников. Печальное, испуганное у молодого, и спокойное, умиротворённое у старушки. После смерти они узнали-вспомнили, что это у них не первый раз, и если старушка поняла, что жила правильно, то молодой, в свою очередь, понял, что мог бы жить лучше, и ему опять предстоит всё сначала. Запомни! Смерти больше всего боятся те, кто живёт неправедно, кто обманывает других и себя, кто творит зло. Потому что после смерти остаётся лишь один уровень – мой! И на свою жизнь они смотрят моими глазами. И все те призрачные выгоды, которыми они оправдывали своё поведение, на моём уровне ничего не стоят. Всё то, чем они закрывались от своей настоящей сути, облетает и хрустит, как листва под ногами в этом лесу. Смерти не боится тот, кто живёт праведно и помнит, что смерть – это просто очередной этап, после которого будет опять рождение и жизнь.
- Погоди… У меня уже мозг не справляется…
- А я уже закончил на сегодня.
- Как? Уже? Я так толком и не понял…
- Ничего страшного, словами много не объяснишь, но о словах мы поговорим в другой раз, а сейчас тебе пора просыпаться и убивать…
Открыв глаза, Ликвидатор долго лежал и смотрел в небо. Ощущения, что он отдохнул, не было. Вместо этого в голове роились вопросы, ответы на которые ему только предстояло найти. Начинался новый день, так похожий и не похожий на остальные…

Около полудня пошёл дождь, Сильный, крупный и настоящий. Ликвидатор стоял, закинув голову в небо. Дождь для него был редкостью. Обычно время высадки подбирали так, чтобы не попасть в сезон дождей. Дождь мешал их работе. Но что-то пошло не как обычно. То ли ошибка в расчётах, то ли природа на этой планете сошла с ума. Но Ликвидатору было всё равно. Он радовался дождю. Он любил дождь и сейчас стоял и наслаждался. Под дождём было легко ни о чём не думать. С каждой каплей сознание очищалось. Простояв так минут 15, Ликвидатор двинулся дальше. Надо было работать.
К вечеру дождь стих и вскоре совсем перестал. Когда упали последние капли, Ликвидатор нашёл место для лагеря. Посмотрев на быстро темнеющее небо, он решил спать под навесом, за установкой которого его и застал Лисёнок.
- Привет, - сказал зверёк. - Ты рад меня видеть?
- Не знаю, - ответил Ликвидатор.
- Я знаю, - сказал Лисёнок и заулыбался.
Ликвидатор ничего не ответил.
- Как ты, готов к продолжению разговора? Или после сегодняшнего дождя тебе захотелось помечтать? Признайся, у тебя хоть что-нибудь остаётся в голове из того, что я тебе тут каждый вечер вещаю? Хоть что-то понятно?
- Конечно, мы же говорим на одном языке, и слова мне знакомы.
- Ты зря так шутишь. Иногда словами проще запутать, чем объяснить. И не делай удивлённое лицо. Слова - это звуки. Каждый их слышит и издаёт по-разному. Соответственно, и понимает по-разному. По-очень-разному. Слова - это низкий уровень общения.
- Погоди, ты опять говоришь странные вещи
- Вот видишь, ты понимаешь слова, но не понимаешь сути. Посмотри на мой хвост. Сколько слов тебе надо чтоб описать его так, чтоб другие люди, не видя хвоста, поняли, о чём речь? Два? Двадцать? Двести?.. Если честно – сколько угодно, ты всё равно не сможешь передать сути, если не настроен на одну волну с собеседником. И чем сильнее понимание (которое, кстати, происходит на моём уровне), тем меньше слов тебе необходимо для обмена информацией.
- А почему ты тогда просто в нужный момент не передал мне всё это внутри? Зачем нужно было показываться мне на глаза?
- Хороший вопрос… А зачем ты, в свою очередь, засорял своё сознание, да так, что даже не подозревал о моём существовании? Зачем напридумывал себе всяких законов, противоречащих здравому смыслу? Ты пойми, так мне до тебя легче достучаться, потому что ты натренирован воспринимать внешний мир, а на внутренний не обращать внимания. Первые Ликвидаторы сходили с ума - именно Ликвидаторы! - потому что Каратели и тем более Миротворцы не видели и не делали того, что видите и делаете вы. А специальные методы подготовки были разработаны исключительно для выживания . Ты такой не чтобы лучше убивать, а чтобы не сойти с ума. Хотя тебе, наверно, лучше бы подошла версия о том, что это моё тщеславие заставило меня появиться перед тобой. Но я не знаю этого чувства. У меня тоже есть в своём роде программа, и я, в отличие от тебя, не имею права на ошибку… Давай, ты больше не будешь перебивать, а то я так до полуночи не закончу, а тебе надо спать. Так вот, продолжим. Слова сами по себе не значат ничего. Это очень тоненькие нити, причём не удерживающие и укрепляющие, а показывающие кратчайшую дорогу к пониманию. Но если при общении не будет внутренней связи между существами, слова не помогут. Здоровые животные, не те, которых ты уничтожаешь, понимают друг друга без слов. У них есть простейшие сигналы, но сигналов этих настолько мало, что языком их не назовёшь. А вспомни споры говорящих существ: вроде и слова понятны, а понимания нет. И, конечно, этому есть причины. Но о них - или хотя бы об одной из них - мы поговорим потом. Сейчас тебе пора спать…
И Лисёнок растворился в темноте.
Subscribe

  • День за днём

    Перед выходными был мрачен. Но 300-400 грамм самогона в день и плодотворная работа вернули мне моё обычное состояние. Счастье в труде, всё-таки.…

  • День за днём

    Чего-то опять устал. Такое чувство, что кроме меня ничего никому не надо. Так-то оно так и есть, но не настолько же! На кладбище что ли пойти…

  • День за днём

    Ездили в Альметьевск на выходные к родственникам. Люблю Альметьевск. Люблю родных. Только дядька болеет сильно, а лечится не хочет. Как будто не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments