September 28th, 2013

Инзер

Гнида, как она есть

— У агентских фотографов есть какие-то правила ведения боя? Ну, к примеру, нельзя фотографировать расчлененку.

— Есть, конечно. Американские военные, к примеру, запрещают публиковать убитых солдат до тех пор, пока Генштаб не оповестит их семьи. Это из общеизвестного. Но у каждого фотографа внутри имеются свои тормоза. Вот смотрите. У меня есть снимок, сделанный 6 мая на Болотной площади: белоленточник пробивает омоновцу голову куском асфальта. Я не специально это снял — там же была какая-то каша, драка. Потом только, когда отсматривал пленку, смотрю — опа! — омоновец без шлема, а парень не то чтобы кидает в него этот кусок, а бьет как молотком. С точки зрения журналистской удачи эту картинку бы раз сто перепечатали — она сейчас в теме. Но я ее в ленту не поставил.

— И уничтожили?

— Нет, лежит у меня на диске. Просто я посоветовался с коллегами, и мы решили, что такая картинка много стоит. Но — не стоит.

http://www.afisha.ru/article/best-photo-sinyakov/
Небо

(no subject)

Знаете, бывает же гораздо хуже. Гораздо! Так что, относительно, у меня всё хорошо.
Крокодил не ловится, не растёт кокос.
Бывает ты ешь медведя, а бывает медведь есть тебя.
фляяядь